Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
 

Подробная информация установка глонасс на авто здесь.
 
   
 
  
 
   
 

Ер-Таргын: Часть VII

 

И каким бы батыром ты ни был, мало тебе одного лишь коня и сабли одной!
Славы и целей своих муж достойный достигнет лишь с народом, в котором он почтеньем и общей любовью окружен!
Внял мудрым словам старого жырау Таргын, унял он свой гнев и помирился с ханом и всеми почтенными людьми Орманбета. Батыр принял подарки, которые ему поднесли. Выбрал он себе для жилья пойму реки Жанарыстан. Здесь, у подножия гор Уштаргын, расположил герой свой аул.
За то время, пока Таргын провел в Крыму, а потом воевал с ханом Олалаем, освобождал берега Шагана, на его родине — реке Кобан—произошли страшные перемены. Без присмотра остался перевал Темир Какпа. Перебралось через него войско кызылбасов и опустошительным набегом прошло через все владения Орман-хана. Не смогли постоять за себя ногайлинцы, терзаемые усобицей. Самого хана Ормана враги взяли в плен н предали позорной мучительной казни. А подданные его —
те, кто остался в живых,— жили теперь в нищете и унижении.
Таргын, как только принял под начало все аулы, которые отошли под его руку, сразу же направился в родные места и изгнал кызылбасов. Но владения эти уже невозможно было удерживать в руках — слишком обширны были они. Поэтому престарелые родители Таргына и все остальные жители аулов и аймаков перекочевали с берегов кровавой реки Кобан к Едилю и Жаику.
В этом новом улусе Таргын стал одновременно и батыром-защитником и справедливым бием. И воцарилось в народе согласие и покой. Враги уже не смогли оправиться после того побоища, которое учинил им Таргын на берегах Шагана.
Престарелый отец Таргына мерген Естерек и мать его Есенбике достигли предела старости и в назначенный судьбою час приняли смерть свою.
Акжунус родила Таргыну сына, которого назвали Ардабий. Вырос он отчаянным храбрецом и справедливым бием.
В это время в Крыму возвысился некто по имени Батырак. Когда-то этот самый Батырак хотел жениться на Акжунус и посылал к ее отцу сватов. Не знал Батырак, куда девать ему свои силы. В Крыму ему не было равных—не осталось у Крыма врагов. Всюду, где Ба¬тырак появлялся, начинал он похваляться, называя себя непревзойденным батыром. Соглашались люди, но говорили: «Да, действительно, ты силен, но далеко тебе до Таргына! Не устоять тебе против него в поединке!»
И вот в один из дней Батырак, снедаемый гордыней, отправляется на поиски Таргына. Въехал он в многочисленные кочевья степных ногайлинцев. И здесь поведали Батыраку о подвигах Таргына. Омрачился Батырак. Понял он, что не сможет устоять против Таргына в борьбе — слаба у него поясница. Не сможет он состязаться со знаменитым батыром в искусстве стрельбы— лук его не годится для этого дела. Долго думал Батырак, как ему быть, и наконец придумал. Поехал он прямо к хану Ханзаде. Нанялся к нему в табунщики. Стал пасти один сорок тысяч лошадей.
Безропотно и усердно работал Батырак год, два, три года. Жеребята в ханских табунах стали больше двухлетних стригунков. А стригунки больше взрослых коней.
Ни одна кобыла не осталась яловой. И умножились табуны Ханзады-хана — теперь их стало не сорок, а пятьдесят тысяч. Только тогда пришел Батырак к хану:
— Владыка! Я собрался уходить, дай мне свое позволенье на это!— сказал Батырак.
Хан дал свое согласие и решил щедро отблагодарить Батырака за службу. Дал ему много скота и добра, но не принял всего этого Батырак.
— Не нужен мне скот,— сказал Батырак хану,— не нужно мне и добра. Дайте мне лук Таргына!
Ханзада-хан решил выполнить просьбу Батырака и направил своих людей к Таргыну.
С богатыми подарками вернулись ханские послы из аула Таргына — на шестидесяти холощеных верблюдах привезли шелк и парчу, собольи шкурки и драгоценные ковры. Но не привезли они главного, за чем отправились в путь,— лук Таргына. «Не отдам я свой лук чужаку!» — сказал послам Таргын.
Не обмолвился ни словом Батырак. И снова стал он пасти ханских коней. Жеребята в табунах стали больше трехлеток-кунанов, кунаны — больше верблюдов. Яловые кобылицы стали жеребыми. И пятидесятитысячный табун приумножился — насчитали в нем шестьдесят тысяч голов, не умещались кони на берегах Едиля.
И снова пришел Батырак к хану.
— Повелитель, мне надо ехать, отпусти меня! Оказал ему хан великие почести. Подарил быстрых
скакунов и иноходцев, шелк и парчу.
Но не взглянул на подарки Батырак, а лишь сказал:
— Не нужны мне скакуны и иноходец: не нужен мне шелк и парча. Дайте мне стрелы Таргына.
Во второй раз послал хан людей к Таргыну. И снова вернулись они от батыра с богатыми подарками — на семидесяти верблюдах привезли они золото, серебро и драгоценные камни. Но не дал им Таргын того, зачем их снарядили, сказав, что стрел своих врагу не отдаст.
Не обмолвился ни словом Батырак, И снова он стал пасти ханских коней.
Прошел год, два года, на третий год самые доходные клячи в табунах, которые пас Батырак, превратились в холеных коней. А мясные мерины-жабы могли поспорить в резвости с породистыми аргамаками. Жеребята паслись теперь с дикими куланами. Пятидесяти-тысячный табун приумножился, и насчитали в нем семьдесят тысяч голов. И снова пришел Батырак к хану.
— Хан, я ведь тоже белокостного рода, однако не посчитал для себя позором служить тебе, родственнику своему. Девять лет я пас твоих коней. Но больше я не могу оставаться здесь. Дайте мне лук и стрелы Таргына.
Одобрил хан просьбу своего сородича и снова отправил посланцев к Таргыну с таким наказом: «Если только Таргын забыл в самом деле старую обиду, то пусть в подтверждение этому подарит мне свой лук и сто шестьдесят стрел к нему».
На этот раз посланцы хана вернулись довольные.
Но недолго задержался подарок Таргына в ханской юрте. Хан призвал Батырака и вручил ему лук со стрелами. Остался доволен Батырак и уехал в Крым.
Не два дня прошло, и не два года — минуло ровно два месяца. Вспыхнула вдруг вражда между ногайлин-цами, населявшими Крым, и их степными сородичами.
Прослышал Ханзада-хан о том, что из Крыма вышло тяжелое войско, и послал гонцов по всем десяти степным ногайлинским племенам собирать аламанов. Войско это возглавил Таргын.
Встретились оба войска на месте слияния Дона и реки Манашы. Но не решались крымцы вступить в бой, узнав, что во главе степняков сам Таргын.
В крымском войске были и сорок батыров — старых друзей Таргына. Направили они к нему своих послов, чтобы заключить перемирие.
Не был уверен Таргын, что нет в этом деле подвоха, и потому выстроил свое войско в боевой строй. Не подозревал он о том, что в крымском войске Батырак, не знал он и про то, что завладел он его луком и стрелами. Отделился Таргын от войска, взяв с собой трех воинов, и без оружия выехал навстречу своим друзьям.
В это время Батырак, который стоял на вершине горы Караул, натянул лук и пустил в Таргына стрелу.


  Назад

2

 
 
 
 
© Ertegi.ru