Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
  
   
 
  
 
   
 

Ер-Таргын: Часть IV

 

Старый воин не стал больше мешкать. Он догнал Таргына, соединил его с девушкой и сказал им на прощанье: «Езжайте! Я хочу, чтобы достигли вы счастья, которого я не достиг!»
Таргын и Акжунус тронулись в путь и скоро оказались на раздольных берегах реки Едиль, во владениях Орманбет-ногайлы. В те времена народ Орманбет-ногайлы делился на десять улусов, и в каждом улусе правил свой хан. Одним из них был Ханзада-хан. В его улусе и остановился Таргын.
Бий, принявший его, спросил:
— Из какого ты рода, от кого повелась ваша кость? Батыр назвал свой род и дальних предков.
— Как же тебя зовут?
— Таргын — мое имя.
— А кто твоя спутница?— спросил бий.
— Моя спутница дочь Акша-хана Акжунус.
— Если она дочь Акша-хана, то как оказалась она в этих степях, вдали от своей обители? — Я похитил ее,— сказал Таргын.
— Таргын, кто ты, если осмелился похитить дочь хана?— изумился бий.
Отвечал ему Таргын:
— Я тот, кто разбил Олалай-хана!
После этих слов бий проникся уважением к своим гостям. Он и раньше был наслышан о подвигах Таргына.
После этого бий отправился к Ханзаде-хану и рассказал ему о гостях.
Хан немедля вызвал к себе Таргына и Акжунус, оказал им почести, с которыми встречают самых знатных гостей. И, кроме того, хан сказал своему бию:
— Через десять, а может, пятнадцать дней, которые Таргын проведет рядом с красавицей Акжунус, он заскучает по друзьям, по соратникам своим — батырам, по весельчакам-мурзам, по сверстникам, с кем делился сокровенными тайнами. В душу его проникнет тоска, а грудь наполнится печалью. И захочет он уйти в другие края. А чтобы не случилось этого, подружи его с моими батырами, пусть объездит как гость все аулы. А когда сойдется душою со всеми достойными моими людьми, привяжется сердцем к нашей воде и земле, не станет батыр тосковать по родному кочевью.
Бий познакомил Таргына со всеми батырами и достойными людьми, показал земли, подвластные Ханзаде-хану. После того как Таргын побывал во многих аулах, он снова вернулся к Акжунус. А все батыры,и мурзы собрались у хана на сбор. И узнали они на этом сборе обо всех подвигах Таргына. Сказали бии:
— Если это и есть знаменитый Таргын — все мы знакомы с ним. И считаем, что достоин Таргын своей славы. Повеление ваше исполнено — мы воздали ему все почести.
И еще сказали бии:
— Если это Таргын, то нам нужно направить его против торгаутов-калмыков на берег Шагана. Только вчера они свалились на нас как проклятие бога и отня¬ли силой те наделы, что семьдесят семь поколений пред¬ков наших считали своими. Пусть Таргын вернет нам наши земли на берегах Шагана.
Хан поддержал решение биев. Позвал он к себе Таргына.
— Ты покинул свой край и отправился в Крым,— сказал хан батыру.— Ты разбил врагов крымского журта — Олалая и Булалая. А теперь ты вошел в наше подданство. Ты должен освободить наши земли от торгаутов, чье войско собрано под черным бунчуком из конских хвостов.
Сказал Таргын:
— Хорошо, хан, я согласен. И еще он сказал:
— В этот поход я отправлюсь не оттого, что стою у тебя под началом. Задета честь всех ногайлы. И если тенгри будет угодно— все снова встанет на место свое. Но только в спутники дай мне троих из сидящих сейчас перед троном твоим.
Хан спросил:
— Кого ты возьмешь?
И ответил Таргын:Карасай Кобен, Алшагыр Теген, Омар Сабен,
— Дай ты в спутники мне сына Карасая Кобена, сына Алшагыра Тегена и сына Омара Себена. Вместе мы выступим в поход. И приказ ваш будет исполнен.
Таргын и три его товарища выступили в поход на торгаутов. Захватчики еще не успели вольно расположиться на берегах Шагана. Не выдержали враги натиска батыров, духи предков покинули их, и они разбежались.
Батыры разгромили вражеский стан, как стадо овец погнали торгаутов и выдворили их за перевал у верховий Шагана.
Таргын, сделав это, не успокоился. Он решил, что если торгауты задумали вернуться, то теперь они должны собирать новое войско. Батыр поднялся на вершину огромного дуба, что рос возле седловины перевала.
Он сел верхом на ветку дуба, но она оказалась гнилой. Батыр упал с самой вершины дерева и ударился спиною о землю. Больше он не мог и шевельнуться. И опечалился он оттого, что увечье это он получил не в бою, не от сабельного удара и не от стрелы, что даже крови своей не увидел. Таргын лежал недвижим, а спутники ничем не могли помочь ему. Решились батыры доставить Таргына в ханскую ставку. Сделали носилки из четырех перекрещенных копий, приладили их к двум коням. А чтобы батыра не мучила боль на ходу, они намертво привязали его к древкам копий.
Ханзада-хан созвал лучших лекарей, долго бились они над Таргыном, но вправить позвонок не смогли. Таргын не в силах был даже сдвинуться с места.
В это время ханская ставка стояла у горы Булгыр, в которой было шесть пещер, из которых вытекали шестьдесят ручьев. Хан свернул свою ставку и откочевал на берег Шагана, на вновь обретенные земли. Он оставил Таргына с Акжунус и конем Тарланом, снабдив их припасом еды на шесть дней. Ханзада-хан сказал, что пришлет за ними своих людей, когда обоснуется у берегов Шагана.
Прошла неделя. Но от хана не было вестей. Кончилась еда у Таргына и Акжунус. Некому было пасти коня Тарлана.
Прошло десять дней. Но на помощь к ним никто так и не пришел.
Печалью наполнилось сердце Таргына. Там, в Крыму, рядом с ним были верные друзья, батыры и мурзы. Разве бы лежал я так, если бы рядом были они, но променял я их верную дружбу на любовь ханской дочери, а теперь вот расплачиваюсь за это,— подумал Таргын. И запел он свой печальный толгау —
О гора, ты гора Булгыр!
На вершине твоей облако у подножья.
Как многолюдный базар так недавно шумел аул!
Но ушли от тебя облака, у подножья аула нет!
И осталась гора одна, как покинутая сирота!..
Смерчем черным на злых врагов налетал я когда-то стремглав, но покинули силы меня, даже голову мне не поднять.
На коротком своем веку — в скольких битвах я побывал, без царапины, невредимым, из ристалищ лихих выходил!
Кто ж подумать мог бы тогда, что судьбою предписано мне здесь от голода умереть?
На лугу, средь высоких трав, отлетит от меня душа.


  Назад

1

Далее
 
 
 
© Ertegi.ru