Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
  
   
 
  
 
   
 

Каракозаим переодевается в юродивого

 

Прошло ровно семь лет, как Каракозаим начала поиски зиндана, но все усилия ее оказались безуспешными.
И все же девушка не отчаивалась и каждое утро вставала с надеждой на предстоящий день.
Однажды Кейкуат перегнал свое стадо на новые выпасы. Надо сказать, что на тучных пастбищах, где десятки лет не выпасался скот, козлы вволю наедались, нагуляли жиру и теперь размерами стали с добрую лошадь. А козлы, стоит только им почувствовать в себе немного силы, как начинают резвиться, прыгать с камня на камень, носиться по горам и долам, что за ними только успевай присматривай. У пастуха в степи нет иного занятия, кроме как наблюдать за своим стадом: Кейкуат с усмешкой глядел за дракой двух рослых козлов. Неожиданно один из них — серый с изогнутыми рогами — истошно заблеял и исчез с глаз долой. Как в воду канул. Кейкуат прибежал на то место, где только что дрались козлы, и увидел зияющую дыру, величиной с небольшой казан.
В первую минуту Кейкуат испугался, затем, набравшись смелости, заглянул в отверстие и не увидел дна колодца. Однако и на колодец эта дыра не была похожа. Кейкуат догадался, что он нашел тот самый загадочный зиндан, о котором немало слухов ходило в народе. Он слышал, что хан Тайшик заключил казахского батыра Алпамыса в свой зиндан, но никто не ведал, где он находится. От одного упоминания имени грозного батыра Алпамыса Кейкуата снова обуял страх. Но человек трезвый, он скоро рассудил, что батыр, пролежавший в зиндане долгих семь лет, если он каким-то чудом жив, то навряд ли способен прямо сейчас выскочить из-под земли. Понемногу пастух успокоился, прилег у края отверстия и стал внимательно вглядываться в темноту.
— Эй, Алпамыс!— неожиданно для себя крикнул Кейкуат. Он тут же спохватился, зажал рот ладонью, но было уже поздно: крик его раздался глубоко внизу, загремело эхо.
Конечно же, Алпамыс был жив. Радости его не было предела, когда он услышал человеческий голос, упавший сверху. В течение всех семи лет он не видел ни одной живой души, кроме серой кошки, таскавшей ему по лепешке хлеба в день, не слышал другого голоса, кроме ее мяуканья. И вот теперь он слышит человеческий голос, притом назвавший его имя. Надежда вспыхнула в сердце Алпамыса. - Эй, кто это?— спросил Алпамыс. Голос его прогремел, словно колокол.
— Меня зовут Кейкуат. Я пасу козлов, принадлежащих Каракозаим. Один из козлов провалился в этот зиндан. Если ты и в самом деле Алпамыс, кинь его обратно наверх, не то мне попадет от моей хозяйки. По словам Кейкуата Алпамыс понял, что тот пришел не для того, чтобы спасти его, а набрел на зиндан случайно. Батыр решил попробовать уговорить пастуха.
— Кейкуат, должно быть, сам творец устроил так, чтобы ты встретился со мной. Ты вот что сделай, пастух: опускай мне ежедневно по одному козлу. Поддержи меня. Выберусь из зиндана и в первую очередь осчастливлю тебя.
— Ну, загнул!— Кейкуат залился язвительным смехом. Его охватила злость.— Нашел дурака! Лежишь под семью слоями земли, а туда же... Я сейчас тебя научу дорожить своей жизнью! Ишь, покровитель мне нашелся!..
Кровь заговорила в Кейкуате. Он всю жизнь трудился в поте лица, а тут какой-то батыр, заточенный в темницу, обещает ему райские кущи. Кейкуат почувствовал себя оскорбленным до глубины души. В порыве злости он обхватил каменную глыбу, лежавшую рядом, и сбросил ее в зиндан. Тяжелый камень полетел вниз, набирая огромную скорость. Вот когда Кейкуату пришлось удостовериться в том, что разговоры о могучей силе Алпамыса не были пустым словом. Камень, упавший на дно зиндана, как сорвавшаяся с неба звезда, каким-то непостижимым образом вылетел обратно, со свистом пронесся у виска Кейкуата и, сделав дугу, с глухим стуком грохнулся рядом с пастухом.
У Кейкуата от страха по спине мурашки побежали. Теперь он волей-неволей задумался над словами Алпамыса.
«В самом деле, он, видать, не из простых смертных, если сохранил такую силу, несмотря на семь лет, проведенных в зиндане,— заключил пастух.— А если бы он находился на свободе? И вправду, он многого смог бы добиться. С такой силой весь свет можно перевернуть. Что, если я помогу ему выйти на свободу? Говорят, люди такой породы не бросают своих слов на ветер. Чем я дорожу в этой жизни? Почему мне нельзя пойти на сговор с Алпамысом? Сплю в загоне вместе со скотом, брожу за козлами в холод и в зной. Эдак скоро и сам превратишься в животное... Была не была, рискну!— решился он наконец.— Поступлю так, как советует батыр. Двум смертям не бывать, а одной не миновать. Посмотрю, каков этот казахский батыр в жизни.
Кейкуат откликнулся на просьбу Алпамыса.
Как и договорились, он каждое утро пригонял стадо в низину, где находился зиндан, и опускал Алпамысу по одному козлу. Прошло сто дней, не стало ста козлов. Кейкуат стал советоваться с батыром:
— Ну, Алпамыс, а теперь как поступим? Что я скажу Каракозаим, если она спросит о своем стаде?
— Не беспокойся, Кейкуат,— ответил Алпамыс.— Я смастерил из рогов и ребер козлов чудесную свирель. Великовата получилась она у меня, но зато голос ее чистый и мелодичный. Ты сыграй на ней девушкам, они будут зачарованы и станут выпытывать у тебя, откуда у тебя такая чудесная свирель. Вот тогда ты поведай им правду, но так, чтобы только Каракозаим одна поняла, что ее сделал я.
— Ты что замолчал?— справился Алпамыс, беспокоясь, как бы Кейкуат не оставил его в самый решающий момент.— Уж не струсил ли?

— Хорошо, Алпамыс, я поступлю так, как ты велишь,— ответил пастух, вставая. Он направился к юртам, белеющим у родника, словно гусиные яйца, наигрывая на свирели, которая, казалось, сама рождала прекрасную мелодию.


  Назад

1

Далее
 
 
 
© Ertegi.ru